Рассказ «Мона Люська»

Романтические истории и рассказы о первой любвиРассказ о истории первой любви

Впервые он увидел ее во дворе у Лёньки Ершова… Там, летом, Душкин играл в настольный теннис. В старом дворе, где когда-то он проживал и куда ходил к своим приятелям, был всего единственный теннисный стол на три дома.

Шарик на том столе, сделанном из половых, шпунтованных досок, часто отскакивал по неожиданным траекториям, но у него всегда толпилось много желающих испытать особенности популярной игры на этом натуральном чудо-тренажере. Душкин к таковым не относился, поэтому ходил играть во двор к своему однокласснику Лёньки.

Он проживал в небольшом двухэтажном доме с симпатичными балкончиками и окошечками. Лёнька рассказывал, что его построили сразу же после войны пленные немцы. Мальчишек в Лёнькином дворе, которых бы интересовал теннис, почти не было. В основном, здесь возились малыши в песочнице да изредка появлялись серьезные на вид парни с другими и, видимо, уже более взрослыми интересами.

Лёнька с Душкиным вытаскивали из сарая теннисный стол из крашенных древесно-стружечных плит и устанавливали на специально изготовленные для него ко́злы. По сравнению с тем, что было в их старом дворе, это казалось ему чуть ли не шиком!

Вот тогда, во время игры, он и заметил эту девчонку. Она появилась в окне на втором этаже, уселась на подоконник и наблюдала, как они, подшучивая друг над другом, наслаждались с Лёнькой игрой в теннис.

Девчонка в окошке была в простеньком ситцевом халатике с забавными ромашками, выглядела симпатичной и чем-то напоминала Душкину странную девушку из польского фильма. Он недавно видел его в клубе у железнодорожного вокзала и девчонка в окне, как и та девушка из кинофильма, почему-то всё время загадочно улыбалась…

— Кто это? — спросил у Лёньки Душкин.

— Мона Лиза, — ответил Лёнька с лукавинкой в зеленых глазах и помахал девушке рукой.

— Кто-кто?! — переспросил с удивлением Душкин — Лёнька неплохо рисовал, поэтому ходил в художественную школу и часто сыпал непонятными словечками.

— Это Люська… Они здесь недавно поселились, — сказал с напускным равнодушием Лёнька, но Душкину вдруг почудилось, что его одноклассник притворяется, а на самом деле тайно влюблен в юную обитательницу со второго этажа. И приглашает его поиграть в теннис, наверное, не зря, а, похоже, с целью привлечь, таким образом, внимание девушки к своей персоне.

Люська Душкину понравилась, и он еще несколько раз приходил тем летом к Лёньке во двор поиграть в теннис, и заодно посмотреть на загадочную девушку, которая поглядывала за ними из окна дома, построенного пленными немцами. Настоящих немцев, а тем более пленных, Душкин никогда не видел, но теперь фрицы почему-то не казались ему уж такими страшными, как в фильмах про войну.

А вскоре их школа-восьмилетка из скромного здания, которое располагалось рядышком с домом Лёньки, и было построено, наверное, тоже подневольными немцами, перебралась в новое, более современное здание и с этого учебного года стала десятилеткой.

Там-то Душкин и узнал, что девушка с загадочной улыбкой из Лёнькиного дома учится в параллельном классе… Правда, по-настоящему с ней познакомиться, а тем более подружиться, Душкину так и не удалось — уже через год Люська закончила восьмой класс, поступила в медучилище и на какое-то время пропала из виду.

На следующий год Душкин случайно узнал от ребят, что Люська переехала и живет сейчас с матерью в одном из домов, которые объединял их старый и уютный двор.

Мамаша Люськи чем-то напоминала ему строгую, пожилую учительницу математики из их школы, а по возрасту и виду больше годилась ей в бабушки, чем в матери, и не вызывала у него особенной симпатии, но образ Люськи вновь стал волновать Душкина.

В то время отношения между молодыми людьми разного пола называли во дворе не дружбой и не любовью… Во дворе про таких говорили, что они гуляют или еще проще — они ходят… У Люськи кавалеров хватало: с ней гуляли солидные на вид молодые люди со стороны и еще парни постарше Душкина из соседних домов, знакомые ему по общему двору.

Душкин стеснялся и робел налаживать отношения с Люськой после таких кавалеров, хотя волновала она его всё больше и больше… А пока Душкин, как говорят, телился и разбирался в своих чувствах, за ней приударил Фунтик — ее сосед по подъезду, достаточно невзрачный на вид паренек, почти ровесник Душкина, правда, с большим гонором и самомнением, что, в общем-то, многим свойственно и простительно в таком возрасте.

Чем он приглянулся Люське, да и было ли это так на самом деле?.. Для Душкина это оставалось загадкой, но не долгой, и он сообразил, что у Люськи просто возник временный перерыв в ухажерах. Однако Фунтик заметил это еще раньше, проявил настырность и, заняв вакантное место, стал у Люськи очередным кавалером.

Но Фунтик чем-то не понравился Люськиной мамаше, да так крепко, что вскоре об этом уже судачил весь старый двор в лице его женской половины, причем разных возрастов. Душкин об этом не знал, поскольку не относился к этой половине и появлялся в старом дворе не так уж часто.

Но желанный образ Люськи прочно засел в голове Душкина, никуда из нее не исчезал, а, наоборот, посещал его даже в сновидениях.

…Ему приснился сон, будто бы он в компании прежних Люськиных кавалеров оказался у порога ее квартиры. Когда дверь отворилась, то вместе с Люськой появилась ее старая, сварливая мамаша и всех прогнала, кроме Душкина. А потом, указав на него, сказала дочери с назиданием: «А ему, Люся, гулять с тобой можно… Он хорошо учится!»

Но даже этот анекдотичный сон не прибавил незадачливому Душкину решимости. И хотя Люська при встречах с ним, по-прежнему, загадочно улыбалась, но вечерами всё-таки прогуливалась с напыщенным Фунтиком, которого так сильно невзлюбила ее мамаша.

Одним теплым, летним денёчком Душкин заглянул в старый двор и увидел в беседке оживленную компанию сверстников. От них-то он и узнал громкую новость о том, что минувшей ночью пьяненький Фунтик стрелялся на почве несчастной любви к Люське.

— Насмерть?! — не веря дружкам, удивился Душкин.

— Нет!.. Нет! — загалдели они наперебой, улыбаясь.

— Не верю!— простодушно произнес он, подозревая, что его разыгрывают.

К тому же Душкин очень сомневался в том, что самовлюбленный Фунтик может решиться на такой поступок и даже поспорил с ребятами на пачку сигарет. Но вскоре убедился, что проиграл, когда узнал некоторые подробности от очевидцев необычного события.

Они рассказывали, что когда Фунтика несли в машину скорой медпомощи, то он, по их словам, подчеркнуто трагическим голосом тихо произнес следующую фразу: «Люся ни виновата… Во всем виновата старуха!»

Кто виноват, что несчастный Фунтик решил свести счеты с жизнью и кто эта старуха?!.. После тех слов, обитателям двора сомневаться уже не приходилось — таким человеком могла быть только мамаша Люськи, которая накануне этого события, с руганью и шумом на весь подъезд, выпроводила нетрезвого Фунтика из своей квартиры, застав его там со своей дочкой.

Что произошло в квартире на самом деле, наверное, осталось тайной этой троицы, но, скорее всего, ничего предосудительного, просто мамаша Люськи уже на дух не выносила Фунтика и всё ему выложила в тот самый вечер.

Обиженный почти публичным унижением, отвергнутый Фунтик добавил с горя еще, а затем, поразмыслив, решил, видимо, стрельнуть в себя из отцовского ружья… Но сделал это довольно странным и замысловатым манером, что и повлияло потом на все последующие события той истории.

Семейство Душкиных получило новую квартиру и переехало жить в другой район города. У самого Душкина появились более важные дела и он незаметно, потихоньку прекратил свои визиты к приятелям из старого двора.

Юность закончилась, а молодость увела его на долгие годы от этих мест… Душкин уезжал, возвращался обратно в город своей юности и, продолжая в нем жить, уже почти не вспоминал своих прежних приятелей. И сама юность казалась ему серой и безликой, поэтому всплывала у него в памяти лишь иногда.

С той поры Люську он больше не встречал. О ее судьбе ничего не знал, а некогда загадочный образ девушки совсем потускнел в его памяти. Но как-то раз, разглядывая новый телефонный справочник, удивился, узнав, что горожанка с редкой Люськиной фамилией и ее инициалами проживает на привокзальной улице. И Душкин уже не сомневался, что это именно та самая Люська, из его юности, но звонить по этому номеру не стал.

Душкин не желал тревожить не только свою душу, но и беспокоить звонком полузабытого, почти чужого человека. Однако на него нахлынули воспоминания… Старый двор с беседкой, где теплыми летними вечерами бренчала гитара и доносились голоса подвыпивших парней:

Девушка в платье из ситца

Каждую ночку мне снится.

Не разрешает мама твоя

На тебе жениться.

Душкин вспоминал свою юность, второй этаж симпатичного домика, построенного пленными немцами, и Люську на подоконнике, в желтом ситцевом халатике, с загадочной, как у Моны Лизы, улыбкой.

Душкину становилось тоскливо. Возможно, такие же чувства испытывал отвергнутый, несчастный Фунтик в тот печальный вечер, когда пальнул в себя из отцовского ружья… Но судьба Фунтика Душкина не волновала, и он подумал только о Люське: «А личная жизнь, видать, у нее не сложилась, коли она до сих пор с девичьей фамилией живет!»

— Мона Лиза… Мона Люська, — пробормотал он, задумался на секунду, а затем произнес озадаченным голосом: — И что значит — Мона, а?.. Единственная и неповторимая, что ли?!

И Душкин неожиданно для самого себя запел хрипловатым голосом:

Был бы ты лучше слесарь

Или какой-нибудь сварщик.

В крайнем случае, милиционер,

Но только не барабанщик!

Он пропел куплет почти народной песни и умолк, затем еще немного поразмышлял о безвозвратно ушедших годах и лишь после этого отправился спать.

Современный роман, где любовная история, детектив и триллер в одной книге о криминальной России.

В конце лета Душкин прочитал в местной газете про планируемый в будущем году снос ветхих строений в старом микрорайоне города. Места были ему знакомые… Под снос попадало много домов, в том числе и тот симпатичный домик, где он впервые увидел Люську в окне на втором этаже, а также здание их бывшей школы-восьмилетки. Что-то шевельнулось в нем. Душкин слегка разволновался, а когда успокоился, то решил съездить в ту часть города и посмотреть места, которые давно уже не посещал.

И в очередной выходной Душкин отправился в те края.

Он доехал до железнодорожного вокзала, пересек привокзальную площадь и, оглядываясь по сторонам, подумал: «А ведь Люська тут рядышком живет… Да, дела!.. В старой коммуналке я пацаном вокзал из кухни видел, а нынче…»

Душкин с сожалением покачал головой и направился по намеченному маршруту.

В глубине квартала он с трудом признал в приземистом и неказистом строение, затерявшимся среди многоэтажек, тот самый привокзальный клуб, где Душкин когда-то смотрел польский фильм. А в том фильме молодая, красивая актриса играла странную девушку, чем-то похожую на Люську. И, наверное, именно тогда, после просмотра фильма, Душкин влюбился сначала в ту странную девушку, а уж потом и в Люську с такой же, как у героини того фильма, загадочной улыбкой.

Душкин загрустил и не заметил, как прошагал до микрорайона, подлежащего сносу. Там он побродил вокруг здания старой школы, которая нынче превратилась в чей-то склад. Затем прошел по переулку мимо того симпатичного домика, в котором когда-то жили Лёнька Ершов и Люська.

Домик, построенный после войны пленными немцами, уже не выглядел симпатичным, как в годы его юности. Вид у него нынче был удручающим, и Душкин так огорчился, что даже не смог порадоваться за нынешних жильцов этого дома, которые с нетерпением ждали своего отселения из этого дряхлого и умирающего здания.

На обратном пути он заглянул в старый двор. А там уже не было ни знакомых ему деревьев, ни футбольного поля, где в юности они гоняли мяч, ни той беседки, где, чуть повзрослев, они пили вечерами вино и горланили песни под гитару.

Уже ничего не напоминало ему здесь о прошлом, лишь седые стены домов, пропитанные гарью и пылью, с укором смотрели на него и словно шептали Душкину: «Не забывай нас… Не забывай!»

У Душкина защемило сердце, он стал задыхаться и у него закружилась голова… Чтоб не упасть, он прислонился к стене и очнулся лишь, когда услышал громкий детский голос:

— Дяденька, вам плохо?!.. Вам очень плохо?

Перед ним стояла девочка и смотрела на него внимательными, строгими глазами. Душкин стеснительно улыбнулся ей и выдавил в ответ пересохшей глоткой:

— Иди, девочка… Иди!

Отдышавшись, Душкин почувствовал себя лучше и начал с непонятным упорством бубнить, как заклинанье, слова знакомой с юности песенки:

— Девушка в платье из ситца больше мне ночью не снится… Девушка в платье из ситца больше мне ночью не снится…

Но где-то в глубинах его растревоженного мозга вдруг зазвучал другой, молодой и дерзкий голос юного Душкина: «Не так поёшь!.. Слова ни те — слышь?!.. Не так поёшь!»

И он умолк, будто по приказу собственного голоса из прошлого, а затем неторопливо направился в сторону автобусной остановки.

В переулке Душкину повстречался какой-то сумрачный тип. Проходя мимо, он сначала скосил, а потом быстро отвел свой взгляд от Душкина. А тот не обратил особого внимания и не узнал в этом неприятном, как ему показалось, пожилом человеке того самого Фунтика из такой уже далекой молодости…

А Фунтик стрелялся тогда в тесной ванной, совмещенной с туалетом, из охотничьего ружья, но не жаканом, а дробью… И при этом умудрился достаточно удачно подложить под ствол ружья второй том «Капитала» Карла Маркса из библиотеки своего папаши, мрачного и пьющего старика, но, видно, партийного человека… В общем, ничего серьёзного с Фунтиком-самострелом не случилось и через пару дней его выписали из больницы.

Теперь Душкин стоял на остановке со странным выражением лица. Дожидаясь автобуса, он улыбался и жмурил глаза, пытаясь запомнить тот домик из своей юности с симпатичными балкончиками и окошечками, который совсем скоро снесут навсегда… И ему становилось грустно, что уже никто и никогда не будет глядеть из них на мир с такой загадочной улыбкой, как у Моны Люськи!

2 комментария


  1. Замечательный рассказ о первой любви, через которую мы все прошли в юности и которая живет где-то в уголках нашей души. Прочитала на одном дыхании. Вот такой она и была первая юношеская любовь. Спасибо Вам большое и творческих Вам успехов!

    Ответить

    1. Спасибо Вам за отклик и добрые пожелания!.. С Праздником весны и труда, и наступающим Днем Победы!

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *