Повесть «Царапина»

 13.

Старик спал хорошо, без старческих проблем с засыпанием, жутких сновидений и прочего, — до самой весны, как раз до дня смерти сына. Скорбному известию он не удивился, лишь тихо произнёс, побледнев:

— Вот и случилось, чего следовало ждать…

Он вышел на балкон и долго, неподвижно там стоял, пока его оттуда не увела дочь — весна была поздней и прохладной.

На новое кладбище, которое размещалось за городом на пустующих колхозных угодьях, старика не взяли, даже не сообщив ему о времени похорон — за двое суток он осунулся, у него зашалило больное сердце, потому его оставили дома под присмотром родственников.

Поминки тоже прошли без старика — дочь решила, что так будет лучше для него, учитывая состояние его здоровья, да он и сам ни на чём не настаивал, полностью погрузившись в себя, воспринимая всё происходящее вокруг как наваждение или дурной сон.

Так прошло несколько месяцев, за которые старик сдал ещё больше, уже почти не выходя из дома. Дочь вынуждена была оставить свою работу, поскольку за стариком сейчас требовался более тщательный уход.

Иногда, до обеда или во время него, старик вдруг начинал волноваться и обращался к дочери:

— Доча, доча… Чего это, а?!.. Чего ж он всё не идет?.. Время уж обеденное, а он всё не идет…

Дочь, сначала не понимая его, удивлённо спрашивала:

— Кто не идет, па?.. Кто?

— Кто? — переспрашивал старик и, на секунду задумавшись, продолжал с обиженным видом: — Кто-кто… Брат твой, сын мой… А ты всё спрашиваешь: кто?!..

Потом дочь привыкла к вопросам отца и невозмутимо отвечала ему, что брат, наверное, надумал обедать в заводской столовой, или говорила старику что-то про дождь и плохую погоду, тогда он успокаивался и всё забывал.

 ***

Не прошло и года, как умер и старик, не проснувшись в одно солнечное весеннее утро.

На кладбище, прощаясь с отцом, дочь чуть не отшатнулась, когда, целуя высокий стариковский лоб, увидела на нём свежую царапину, похожую на те, что она замечала при его жизни раньше.

Отца похоронили рядом с сыном, чуть правее, и теперь непутёвый сын старика покоился между матерью и отцом. Поминки были скромные и немноголюдные, проходили они в небольшом кафе, в их же квартале. Кафе едва выживало в нынешних условиях за счет редких свадеб, нечастых юбилейных банкетов и более многочисленных поминок, но даже это обстоятельство не спасало заведение от убыточности — его собирались скоро закрыть.

Домой дочь старика вернулась одна и долго сидела в раздумьях. Загадка посмертной царапины на лбу старика не давала ей покоя. Она отлично помнила, что за день до похорон никакой царапины на отцовском лбу она не видела.

Это обстоятельство её почему-то задевало и волновало больше всего. Затем она припомнила прошлогодние похороны брата — на его лбу тоже виднелось что-то похожее, больше напоминавшее ссадину.

«Тот след, наверное, появился у него от падения… Ведь мы нашли его лежащим на полу, — успокаивала она себя. — Всё это надо забыть… Надо всё поскорее забыть!»

И когда она, чтобы облегчить душевные страдания, стала искать в прошлом незабываемые и радостные моменты, в её памяти неожиданно вспыхнул тот яркий майский день, когда, ожидая родителей у подъезда, она играла в «классики» с подружками, а потом из дома вышли мама с папой, молодые, нарядные и красивые.

Они взяли её за руки и она, держась за их горячие, сильные руки, шла между ними вприпрыжку. А родители, смеясь, иногда вдруг поднимали её так высоко, что она взметалась вверх, словно птица, крича от радости и даже не подозревая, что это будут её самые счастливые мгновения жизни…

Усталая, она прилегла на диван и, утомленная печальными хлопотами, быстро заснула.

…Ей снился сон, будто она звонит по телефону дорогому ей человеку, но вместо голоса своего друга и пустых слов «абонент временно недоступен» слышит какой-то неразборчивый, но пугающий её ответ… Она быстро собирается, выбегает из подъезда и бежит в сторону пешеходного перехода.

Там, не видя перед собой ничего, она бросается вперёд, лишь в последний момент замечая, как на неё мчится сверкающий в ночи автомобиль. Столкновение уже неизбежно… От страха она заворожённо смотрит на дорогу, а затем неожиданно легко подпрыгивает вверх и плавно летит навстречу этой страшной машине… Но в это мгновение чьи-то крепкие руки подхватывают её в воздухе, удерживая тело над несущейся смертью. А потом, не чувствуя никакого толчка, она опускается на землю, и слышит над головой ласковый голос матери: «Доченька, милая, как ты — не ушиблась?»

Очнувшись, она сначала к чему-то прислушивалась, всматриваясь в полутёмную комнату. Короткий сон с мучительными видениями только усилил её тягостное состояние, и она, всё еще растревоженная, продолжала сидеть на диване. Затем, привстав с него, отправилась с усталым видом в ванную комнату, где умылась холодной водой.

Поправляя причёску мокрыми руками, она посмотрела на свое отражение в зеркале и заметила в нём что-то необычное. Приблизившись к зеркалу, она вздрогнула от неожиданности, заметив на лбу свежую царапину с запёкшейся кровью, почти такую же, как у покойного отца.

Ей стало не по себе, и она, глубоко вздохнув, закрыла на несколько секунд глаза. Открыв их снова, она посмотрела в зеркало и обомлела, увидев рядом с собой измождённое и скорбное лицо матери — та стояла позади, чуть правее, и будто всматривалась в их зеркальные отражения.

Дочь вскрикнула и резко повернулась, не выпуская из рук края умывальника, но ничего за собой не обнаружила, только услышала, как гулко стучит сердце. Ей стало дурно, но она удержалась от падения, обхватив руками спасительный умывальник, и простояла так некоторое время, медленно и тяжело дыша.

Придя в себя после испуга, всё ещё возбуждённая, она стала звонить своему другу, однако его телефон молчал, а вместо знакомого голоса ей что-то механически и безжизненно отвечал автомат. Но она уже ничего не воспринимала — ей чудился в неживом голосе автоответчика, как в недавнем сне, какой-то ужасающий смысл.

Быстро собравшись, она выскочила из дома и устремилась к улице, но не туда, где находился пешеходный переход, а прямо на дорогу, наперекор всему, наперерез, почти обезумев, навстречу несущимся на неё автомобилям, кажется, поняв в этот момент что-то самое важное и уже не успевая никому об этом сказать…

2013г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *