Повесть «Тварь косоглазая»

Рассказы про любовь,грустная история любви

 

Вечное эхо из прошлого — история несбывшийся любви

 

1.

Он зашёл в обувной магазин без конкретной цели, почти случайно. Внутри всё выглядело прилично и, узнав от любезной сотрудницы торгового заведения, что магазин является фирменным и торгует обувью одного известного производителя, стал бродить вдоль полок.

Вскоре к нему приблизилась одна немолодая дама и, указав на превосходные, зимние ботинки из натуральной кожи, поинтересовалась его мнением по поводу качества обуви.

На обувь он смотрел дольше, чем на женщину, а потом ответил:

— Берите — не пожалеете… Ей сносу не будет! — и тут же спросил её. — Для кого покупаете?

— Для мужа… — тихо ответила она, слегка взглянув на мужчину, который стоял неподалёку и, видимо, являлся не только супругом этой женщины, но ещё и потенциальным обладателем фирменной обуви.

Он посмотрел на этого солидного мужчину и, заметив, как тот насторожился под его долгим, пристальным взглядом, повернулся к женщине и с улыбкой проговорил:

— Сносу не будет — хватит на мужа, сына и внуки ещё носить будут!

— У нас нет сына… У нас только дочь… и внучка, — смущаясь, ответила женщина.

— Тогда не берите — пустая трата денег… Обувь отличная, удобная и разноски не требует, но дорогая! — резко сказал он и, взглянув на женщину ещё раз, многозначительно добавил: — А вот носить её надо долго… Очень долго!

Глаза у женщины застыли с непониманием, словно она ожидала от него каких-то пояснений, однако он быстро отошёл от неё и, не задерживаясь, сразу же покинул магазин.

Щедрый сентябрь только-только позолотил листву на деревьях, а ещё далёкая зима пугала лишь самых дальновидных. Он о чем-то задумался и непроизвольно произнёс, негромко и нараспев, но без выражения каких-либо чувств на лице:

— Белые тапочки, белые тапки… Самое то… в самый раз!

В этот момент он был почему-то уверен, что увиденный в магазине мужчина, тот самый потенциальный обладатель фирменных ботинок, вряд ли доживёт до будущей зимы и мужская, зимняя обувь, увы, ему уже не потребуется… Но об этом, как о свершившимся факте, он, наверное, не узнает, да и зачем?!.. Чтоб убедиться в верности своего предположения?.. Возможно, догадка сбудется, а, может, нет, но при любом исходе он, слава Богу, не станет свидетелем печального события. А что у него есть дар предвидеть в людях их близкую смерть, так в этом он убеждался уже не раз, но никогда не испытывал при этом никаких эмоций, тем более радости.

 ***

Как-то в юности, сидя на скамеечке и покуривая со сверстниками, он заметил Аркашу, простодушного и неунывающего мужичка из соседнего дома. Завидев их молодую и хулиганистую компанию, Аркаша громко и радостно всех поприветствовал, а потом юркнул в свой подъезд.

Аркаше было под сорок и его старший сын частенько гонял с ними мяч во дворе. Однако сам Аркаша со спортом не дружил, но зато ещё с молодости любил крепко выпить.

Когда Аркаша подходил к подъезду, то он, обращаясь к ребятам, кивнул в его сторону и сказал шутливо:

— А вот и Аркаша!.. Аркаша, который скоро умрёт!

Никто тогда не отреагировал на его слова, но когда через две недели Аркаша умер, то про случай у подъезда вспомнили… И кто-то из ребят даже удивился этому совпадению.

Прозорливость шутливого высказывания относительно скорой смерти Аркаши самого его не поразила, и он не придал этому особого значения.

Во дворе Аркашу уже давно за глаза звали Алкашей… Судьба безобидного, пьющего простака была во многом предопределена нездоровым образом жизни и хилостью его организма, поэтому приписывать себе какие-то уникальные способности, которых он в себе не находил, а тем более считать себя провидцем, ему казалось глупостью.

Но случаи, подобные той истории с Аркашей, начали повторяться.

Как-то он познакомился с одним парнишкой, который с наступлением весны отирался у них в подъезде.

Мальчишка приходил к девчонке, его соседке по этажу — пучеглазой брюнетке, которую во дворе прозвали Джокондой за её длинные, распущенные волосы. Они подолгу о чем-то беседовали на площадке между этажами и отчаянно там сосались в полутёмном уголке, пока кто-нибудь их не вспугивал.

После случая, когда зимой во входном тамбуре был избит один из жильцов дома, он заходил в свой подъезд осторожно, без шума. Оглядевшись, он затем быстро преодолевал лестничные марши широкими шагами ради тренировки ног и брюшного пресса. И как-то разок вспугнул, ненароком, влюблённую парочку, когда парнишка увлечённо тискал его соседку.

Девушка слегка засмущалась, а вот её кавалер выглядел, наоборот, невозмутимым и попросил закурить. Так он познакомился с парнишкой, а потом с его старшим братцем, которой, будучи женатым, по чужим подъездам уже не отирался и недавно стал папашей в неполные двадцать лет.

Когда он увидел их вместе, то сначала не поверил, что они братья — уж больно они отличались друг от друга. Младший, смуглый и черноволосый, был кареглазым, а старший, белокурый и светлокожий, оказался голубоглазым и необычайно бледным.

Он начал пристально всматриваться в бескровное лицо новоиспечённого, молодого папаши и у него неожиданно промелькнула мысль, что видит его, вероятно, первый и последний раз. Так оно и случилось: прошла лишь неделя, как бледнолицый брат смуглого друга соседской, ветреной девчонки скончался, по слухам, после бурной пьянки.

И такие истории стали повторяться не только с людьми, которых он знал, как говорят, вживую, но и с теми, кого мог созерцать лишь на экране телевизора. Тогда он решил, что у него, наверное, просто дурной глаз, либо он острее, чем другие, чувствует приближение смерти в отдельных людях.

Про экстрасенсов в ту пору никто не говорил, а он, от греха подальше, перестал разглядывать людей чересчур пристально, хотя, в общем-то, не верил, что у него какой-то уж особо проницательный или недобрый взгляд.

Всё определяется опытом, считал он, и в этом его настойчиво убеждала жизнь. Взять, к примеру, случай с его одноклассником, которому отец постоянно твердил: «Сначала начнёшь курить, потом будешь пить, а затем сядешь в тюрягу!»

Всё так и произошло, как говорил поживший и знающий жизнь родитель, и бывший однокашник после школы очутился в тюрьме… И никаких чудес, и никакой подверженности сглазу!

Современный роман, где любовная история, детектив и триллер в одной книге о криминальной России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *