Миниатюра «О любви, сексе и плагиате»

Смешные,ироничные истории,юмористические рассказы о любви и сексеЮмористическая история о любви и сексе

Каравайкин-сын ближе к вечеру начал присматриваться к Каравайкину-отцу и заметив, что сегодня у папаши хорошее настроение, спросил у него:

— А чем отличаются любовь, влечение и просто секс?

Каравайкин-отец с недоумением посмотрел на сына и, вспомнив, что его отпрыску еще весной исполнилось шестнадцать, ответил, сдерживая себя от недовольства: — А тебе, зачем это?

— Такую тему для реферата дали, — спокойно ответил Каравайкин-сын, уже мысленно жалея, что обратился к папаше.

— А интернет для чего?.. Там сейчас все: что нужно и что не нужно! — сказал папаша и даже выдавил из себя улыбку, чтоб совсем не отпугнуть Каравайкина-сына.

— У нас теперь с этим строго — говорят нельзя… Я, правда, кое-что скачал там, но еще нужно что-то и своими словами описать, а то не зачтут, — пояснил Каравайкин-сын.

— Понятно, — глубокомысленно протянул папаша и посмотрел на уши сына, пытаясь прочитать его мысли. Однако у Каравайкина-сына в данный момент мысли отсутствовали, и Каравайкин-отец понял, что ему не избежать продолжения разговора на эту тему.

Он, собираясь мыслями, поёрзал в кресле и ответил:

— Я, по-книжному, говорить на эту тему не могу, — он тут же замялся от стеснения и невозможности подобрать подходящий тон для такого деликатного разговора. А Каравайкин-сын сразу же оживился и обрадовано воскликнул:

— А мне как раз и надо не по-книжному, и без всякой науки!

Каравайкин-отец строго посмотрел на сына, отчего тот почти мгновенно сник, но чтобы Каравайкин-сын окончательно не разочаровался в своем родителе, Каравайкин-отец произнес деловым тоном: — Я буду краток, и повторять не стану… Если хочешь, то сразу записывай!

А когда отпрыск вернулся с ручкой и блокнотом в руках, то Каравайкин откашлялся и произнес почти торжественным голосом:

— Любовь — это когда с женщиной интересно до секса, очень интересно во время секса и еще интересней после него, — он выдержал паузу, посмотрел внимательно на сына и добавил громко. — И так всю жизнь!.. До гроба!

Каравайкин-сын, не скрывая восхищения, взглянул на отца и спросил: — Ну, а влечение и просто секс — как это обычным языком описать?

Каравайкин-отец немного задумался, а потом произнес непререкаемым тоном:

— В любви влечение — это низшая фаза чувств, а секс — высшая фаза, апофеоз любви, так сказать! — тут он осёкся, поймав себя на мысли, что звучит это слишком по-научному, и через секунду проговорил. — В общем, только в любви, по-настоящему, незабываемый секс!

После этих слов Каравайкин-отец расслабился, посчитав, что дело сделано и разговор окончен, однако Каравайкин-сын на этом не успокоился и спросил с упорством в голосе: — А какой, по-настоящему, незабываемый секс?

— Запомни, сынок, самый незабываемый секс — этот секс в задумчивой позе! — ляпнул неосмотрительно Каравайкин-отец и тут же ужаснулся своим словам. Но было поздно — отпрыск все уже законспектировал. Старшему Каравайкину стало неловко и он, отвернувшись от сына, произнес: — В общем, разговор закончен и тема закрыта!

Через неделю Каравайкин-отец обратил внимание на грустный и задумчивый вид своего отпрыска и спросил того про реферат.

— Не сдал! — ответил обиженным голосом Каравайкин-сын и добавил уже равнодушно: — Говорят, плагиат!

Каравайкин-отец посмотрел на уши Каравайкина-сына и понял по их цвету, что тот не врет, затем лишь тяжело вздохнул и больше ничего уже не говорил.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *