Повесть «Развод лоха»

6.

Бабушка, подмечая, как Андрей много времени проводит дома за компьютером, говорила ему с насмешливой улыбкой:

— Всё сидишь, внучек?.. А Дашку-то уведут, смотри, просидишь, сидень!

— Её уже увели, — равнодушно отвечал Андрей.

— Это всё твои фантазии, — махнув рукой, продолжала рассуждать бабушка. — Под лежачий камень вода не течёт… Хочешь сохранить семью — мирись с женой!

— Она мне не жена, — твердым голосом проговорил Андрей.

— Как не жена?!.. Пока в законном браке — значит, жена, — возражала ему бабушка.

— Дай время — разведусь! — ещё решительнее произнёс Андрей и чтоб сменить неприятную ему тему, неожиданно спросил её:

— Послушай, ба, а мать Георгия Богдановича, в каких лагерях во время войны находилась?

Бабушка слегка опешила от такого вопроса, а потом с удивлением спросила:

— А чё это ты про лагеря вспомнил?

— Да, вот книжку тут читаю… про войну, — неуверенно начал Андрей, пытаясь как-то уйти от неудобного вопроса, — про военнопленных, про лагеря — интересная!

Бабушка недоверчиво покосилась на внука.

— Я мало чё знаю, — заговорила она с серьёзным видом и, похоже, без большой охоты. — Знаю, что ни партизанила она, подпольщицей никакой ни была, а вот в немецких лагерях побывала и в Польше, и в Германии… А после войны, до возвращения домой, ещё и в советских успела побывать.

— А названия лагерей, где была?

— Убей меня — не помню! — чуть ли не испуганно воскликнула бабушка, а затем добавила уже спокойно:

— Я с той поры только Бухенвальд запомнила, и то из песни, которую Муслим Магомаев часто исполнял.

— А Освенцим? — спросил Андрей. — Это лагерь в Польше… Потом немцы узникам компенсации выплачивали.

Бабушка почему-то тяжело вздохнула и возникла пауза.

— Может, и Освенцим, — негромко сказала она с горестным выражением лица. — Время страшное было — всем хотелось поскорее всё забыть да жизнь заново начать… Ты деда спроси — он знает про мать больше… В девяностых дед хлопотал, когда выплаты начались для узников фашистских лагерей. В собез ходил, в разные фонды письма писал, даже в архив КГБ. И вроде бы оттуда самые дельные документы прислали. А компенсация?.. Получили, кажется, несколько тысяч ихних марок или евро — не помню теперь… Сколько лет уж прошло — лет двадцать, наверное…

— И что, ба?

— Что-что?!.. Ну дали они для очистки совести подачку людям, — чуточку возмущаясь, продолжала бабушка, — а народу, сколько убили, замучили, изувечили, поломали людям жизни – это никакими деньгами не измерить!.. Человеческую жизнь ни за какие марки и доллары не купишь.

Она обиженно умолкла, поглядывая на Андрея, а потом вдруг сказала сердито, обращаясь к нему:

— И что ты прилип к своему компьютеру?.. Что он тебе — друг или жена, что ли?!

— Я, ба, правду из него… правду качаю, — Андрей попытался шутить, но почувствовав, что не слишком удачно, стеснительно замолчал.

В комнате становилось тихо, и было слышно, как размеренно тикает китайский кварцевый будильник в виде сердечка из прозрачного оргстекла.

— Это медок из ульев качают, а правда — не мёд, — заметила бабушка, нарушив тишину, — правда всегда горькая и у каждого она своя…

Короткие зимние дни текли незаметно и быстро, а Андрей всё не решался подать заявление на развод. Началась рабочая неделя и однажды, возвращаясь, он заглянул по дороге домой в тот самый магазин, где работала его новая знакомая. Что-то тянуло Андрея туда, и это что-то не было для него каким-то загадочным и тайным. И поэтому он не искал никаких объяснений своему желанию вновь увидеть Надежду. Однако молодой женщины, которая ему нравилась, там не оказалось. На её месте работала другая продавщица: моложе, стройней и, пожалуй, ещё привлекательней своей предшественницы.

— Здравствуйте, милая девушка, — произнёс он, и кто-то словно дёрнул его за щёки, помогая Андрею изобразить на лице смайлик с широкой улыбкой. — А где Надежда?.. Она работала на этом месте.

Девушка с недоумением посмотрела на Андрея — так продолжалось несколько секунд, а потом сказала отрывисто: — Я здесь недавно — спросите в соседней секции.

В соседней секции ему повезло: там не было покупателей, а за прилавком скучала моложавая женщина средних лет. Андрей деликатно обратился к ней с вопросом по тому же поводу.

— Надежда?! — с удивлением переспросила женщина, с интересом разглядывая Андрея. — Так она уволилась, ещё на прошлой неделе.

Андрей поинтересовался у продавщицы насчет номера телефона Надежды, соврав при этом, что потерял на днях свой смартфон, где значилась его знакомая. Женщина лукаво улыбнулась в ответ, достала блокнот с ручкой из-под прилавка, повертела в руках свой сотовый и, найдя там номер Надежды, начеркала его в блокноте.

— Это вам — на удачу! — жеманно сказала она и протянула Андрею оторванный листок с номером телефона. Он взял его, искренне поблагодарив отзывчивую женщину, и, покинув магазин, некоторое время недоумевал, бормоча себе по нос:

— На удачу… Причем на удачу — что я на рыбалку собрался?.. Странная женщина.

Звонить Надежде немедленно Андрей не собирался. Нет, он не робел и не испытывал какую-то неуверенность в себе. «Начинать отношения надо с чистого листа, — рассуждал он. — Вот заявление подам на развод, тогда можно и позвонить».

Возможно, именно такие мысли и непроходящее желание вновь увидеть Надежду и продолжить знакомство с этой, приглянувшийся Андрею женщиной, неожиданно ускорили его действия в деле о разводе. Уже во вторник, взяв на этот день административный отпуск, он подготовил необходимые документы и отправился в районный суд, где подал заявление на развод со своей женой Дарьей Владимировной, в девичестве гражданкой Кочемасовой.

Довольный таким началом, он решил посетить свою прабабку Любовь Алексеевну, которую Андрей всегда назвал бабой Любой. И в этом не было ничего странного. Отца с матерью, рано ушедших из жизни, ему, по сути, заменили дедушка с бабушкой. Андрей рос и воспитывался, воспринимая их больше, как родителей, чем просто, как близких родственников. А бабе Любе такое обращение, как заметил правнук, даже нравилось.

Направляясь к бабе Любе, Андрей помнил слова деда Георгия, который категорически запретил ему рассказывать ей об отношениях с Дашей и о своём решение развестись с женой.

На площадке он заметил, как из квартиры прабабушки вышли два солидных мужчины средних лет и немолодая, одетая со вкусом женщина с выразительной начальственной внешностью. Они попрощались с хозяйкой квартиры — бабой Любой, дедом Георгием и проследовали мимо Андрея.

— А это что за делегация? — уже в квартире поинтересовался Андрей у дедушки.

— Один, кажется, депутат из облдумы, остальные — чиновники: дама из городской управы, а мужик вроде из районной, — дед отвечал без всяких эмоций и на его грустном лице с большими водянистыми глазами застыл смайлик «безразличие».

— И по какому поводу?

— Международный день памяти жертв холокоста, — пояснил непроницаемый дед.

— А причем обалдуи из облдумы и холокост? — шутливо спросил Андрей.

— У чинуш работа такая: говорить правильные слова, дарить цветы, ленточки всякие разрезать, — в тон Андрею ёрничал дед, — в общем, мероприятия украшать…

— А конкретней? — не унимался внук.

— А конкретно: мать поздравили с этим международным днем, вручили цветы и ценный подарок.

— А причем тут баба Люба и холокост — она же не еврейка? — внук явно пытался что-то понять, поэтому дед Георгий был терпелив.

— Поясняю ещё раз: день международный, он совпадает с датой освобождения узников концлагеря Освенцим… А там уничтожали не только евреев, но ещё других людей, — монотонно говорил дед.

— Понятно, — наконец успокоился Андрей, вспомнив, что раньше, кажется, уже слышал от знакомого молодого родственника по линии единокровного брата Георгия Богдановича, что их общая мать больше года провела в одном из лагерей Освенцима.

Потом они пили чай с медовым тортом и клубничным вареньем. Баба Люба, несмотря на почтенный возраст, больше хлопотала за столом, её сын — дедушка Георгий был молчалив, да и правнук следовал его примеру, налегая больше на торт и варенье. Иногда Андрей поглядывал на левое предплечье бабы Любы, где на белой, дряблой коже, среди пигментных пятен и старческих морщинок, едва угадывалась какая-то синеватая надпись.

Поделитесь ссылкой в соцсетях - поддержите автора!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *