Повесть «Развод лоха»

5.

Мысли Андрея о Даше и их, похоже, неудачном браке не давали ему покоя. И в один день он, совсем неслучайно, оказался в удобное для него время у дома, где ещё недавно у них с женой было семейное гнёздышко. Убедившись с помощью домофона, что в съёмной квартире никого нет, он спокойно вошёл в подъезд.

Ещё в прихожей Андрея удивили голые вешалки. В квартире всё было прибрано и чисто. В единственном большом шкафу он обнаружил лишь свои вещи, а потом заглянул в холодильник, где царила пустота и порядок.

— Понятно, — промолвил он слегка разочарованно, — она всё поняла, всё решила, и ждать мне нечего.

Андрей собрал принадлежавшие ему вещи в сумку и, задумавшись, присел в кухне на табуретку. Размышлял недолго, но решил только одно: в эту квартиру он никогда уже больше не вернётся. На площадке с почтовыми ящиками Андрей остановился в нерешительности, а потом решил на всякий случай проверить ячейку с номером съёмной квартиры, что делал раньше крайне редко, и удивился ещё раз, обнаружив там ключи, которые принадлежали жене.

— Хорошо, что заглянул, — пробормотал он, пряча ключи в нагрудный карман куртки. — Всё логично, Даша… Очень логично, правда, немного рискованно.

Андрей мысленно возвращался к своим семейным проблемам. «Идиот!.. Размечтался… — иронизировал он над своим дурацким положением и наивными надеждами. — Ждать тебе, дружок, нечего — скорее она ждёт, что ты придёшь к ней на поклон с примирением… Но этому никогда не быть!»

На этой неделе дедушка Георгий отправился к своей матери и Андрей с бабушкой остались одни. Вечером он что-то просматривал в своём ноутбуке, а бабушка, занимаясь вязанием, иногда достаточно громко что-то говорила в гостиной, видимо, надеясь, что внучек обязательно её услышит.

— Скоро новый год, рождество, — доносился до Андрея бабушкин благостный голос, — чудеса всякие… Самое время для людей, чтоб прощать и мириться… Лучшей поры не бывает для таких дел. Мы с дедом жили мирно, тихо… И что тебе рассказывать — ты и сам знаешь!.. А вот у отца твоего разные проблемы были… К деду всё время приставал с вопросами. Сам-то в браке жил недолго, а разводиться уж раза два или три собирался… Ты в папашу своего пошёл.

— А развёлся, может, ещё жил, — спокойно ей возразил Андрей из своей комнаты.

— Тогда бы и тебя не было, — отвечала ему бабушка тем же благостным голосом.

— Как не было?!

— Ну, кто-то бы и был, но только не ты, — ласково поясняла бабушка, — а другой человек… Какой-нибудь мальчонка или девчушка, но от другой женщины… А тебя бы не было… Не стало бы тебя, внучек — и всё тут!

Убийственно простая логика бабушки вдруг показалась Андрею неким откровением, которое ещё никогда не посещало его, не приходило к нему в собственных рассуждениях, и он смолчал, успев лишь подумать с усмешкой: «А это всё смайлики нашей жизни… Привыкай — внучек!»

Наступил новый год, однако смутное ожидание чуда растаяло у Андрея уже на следующий день и вовсе не по причине предновогоднего ненастного прогноза относительно его отношений с Дашей, а скорее поэтому, что он уже смирился со своим положением и не слишком страдал от одиночества.

На днях он зашёл в обычный магазин рядом с домом деда и чтоб не быть дармоедом решил что-нибудь прикупить к рождественскому столу. В одном отделе он обратил внимание на молодую женщину-продавщицу и узнал её — раньше она работала на кассе в сетевом супермаркете, куда он часто захаживал после работы, когда жил на съёмной квартире с женой.

Женщина заметно выделялась среди своих коллег, работающих на кассовом контроле. Андрею она понравилась сразу же после первого посещения супермаркета, и он запомнил её имя на бейджике — Надежда. Молодая кассирша казалось ему не просто привлекательной, а довольно интересной особой, как говорят, женщиной с изюминкой.

Несмотря на ухоженную внешность молодой дамы, весь облик Надежды подсказывал Андрею, что она, видимо, чуточку постарше его. Потом он неоднократно замечал, как к ней подходил, а иногда крутился около кассы мальчик лет восьми. Однажды он случайно увидел их в торговом зале, где Надежда объясняла что-то мальчику, показывая ему рукой на стеллажи с товарами. После этого у Андрея уже не оставалось сомнений, что этот приятный на вид, аккуратно одетый, черноволосый мальчик, видимо, её сынишка. Однако на интерес и симпатии к стройной, обаятельной брюнетке это никак не повлияло, и Андрей всегда ласково с ней здоровался, когда оказывался у кассы.

И тут, в этом магазинчике, узнав друг друга, они улыбнулись, как старые знакомые, и Андрей, назвав её по имени, заговорил с женщиной.

— Не ожидал вас здесь встретить, — заметил в разговоре Андрей.

— И я вас, — чуть смущаясь, ответила с улыбкой Надежда.

— Что-то случилось?

— Да ничего особенного, — рассказывала женщина обыденным голосом. — На прежнем месте затеяли капитальный ремонт. Возможно, после собственник сменится, а, возможно, супермаркета там вообще не будет… Теперь я работаю в этом магазине, — Надежда улыбнулась ему ещё более обворожительной улыбкой и занялась подошедшим к прилавку покупателям.

Пока она обслуживала пожилую женщину, Андрей всё пытался понять, кого ему напоминает Надежда: не то какую-то популярную певичку, не то примелькавшуюся в каких-то телесериалах актрису, но никак не мог вспомнить кого точно. Однако был уже почему-то уверен в том, что она относится к тем самым женщинам, которые ещё горят желанием увлечь собой если не всех мужчин вокруг себя, то хотя бы тех, кто, по крайней мере, обращает на них своё внимание. «Ничего удивительного в этом нет — на то они и женщины…» — только с грустью подумал Андрей, как услышал приятный, воркующий голос его новый знакомый:

— А вы как очутились в этих краях?

— А я у родственников… у родителей своих… тут живу, — слегка с заминкой проговорил Андрей.

— Простите, но до сих пор не знаю вашего имени… Как-то неудобно — вы меня по имени, а я вас — никак, — сказала Надежда и посмотрела на него особым, интригующим взглядом, присущим только опытным женщинам.

— Андрей, — просто представился он.

— Теперь полный порядок! — весело произнесла Надежда. — Заходите ещё!

— Обязательно зайду, — отреагировал Андрей проникновенным баритоном на вроде бы дежурную фразу продавщицы и при этом так ей улыбнулся, что, похоже, чем-то тронул душу женщины.

— Доброго и светлого Рождества, Андрей… Чтоб всё у вас сбылось! — пожелала ему Надежда с загадочной улыбкой на лице и они попрощались.

Однако ни в ночь перед Рождеством, ни после ничего удивительного в жизни Андрея не случилось. Да, сладких бабушкиных пирогов он отведал вдоволь, но назвать эти дни добрыми язык не поворачивался. Чудо не произошло, и Даша ему не позвонила, хотя в такое уже верилось с большим трудом. И Андрей решил, что настала пора оповестить владельцев квартиры о том, что они съехали с их однушки и договориться о передачи самой квартиры и ключей от неё.

Зимние каникулы продолжались, но радости в жизни Андрея не прибавляли — он провел эти дни дома и ни с кем, кроме дедушки с бабушкой, не общался. «Насмотришься всяких смайликов из нашей житухи и станешь после… невольным аутистом», — с иронией рассуждал Андрей о себе и той непростой ситуации, в которой он оказался.

Какой-то грустный музыкальный мотив настойчиво преследовал Андрея в эти январские дни и он, пытаясь найти истоки мелодии в своем недавнем прошлом, неожиданно вспомнил про Надежду: «Имя у неё хорошее и сама она красивая, может, чуть-чуть смазливая и живая, даже очень — живая, непосредственная натура — такие берут от жизни всё, особо не задумываясь».

Поделитесь ссылкой в соцсетях - поддержите автора!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *