Роман о люб­ви рос­сий­ско­го авто­ра: любовь и судь­бы людей в совре­мен­ном мире

 4.

По доро­ге Комов рас­суж­дал о собы­ти­ях послед­них дней.

«Так быст­ро объ­еди­нить зауряд­ные дела из раз­ных рай­о­нов горо­да и пере­дать в новую след­ствен­ную струк­ту­ру?! — с удив­ле­ни­ем поду­мал Комов. — Это не про­сто так!.. Зна­чит, всё очень серьёз­но и в этом деле заин­те­ре­со­ва­ны круп­ные чины… И зачем меня черт попу­тал эту флэш­ку из ноут­бу­ка тырить!»

Одна­ко пораз­мыс­лив, Комов при­шел к выво­ду, что если бы он оста­вил флэш­ку в ноут­бу­ке Гри­ши­на, то его поло­же­ние от это­го вряд ли изме­ни­лось.

Комо­ву вспом­нил­ся девиз нынеш­них вре­мен: «Луч­ше быть про­стым юри­стом, чем без­ра­бот­ным инже­не­ром, а жить луч­ше в Север­ном Лон­доне, чем в Южном Буто­ве или на Южном Ура­ле!»

Он усмех­нул­ся и с лег­кой зло­бой поду­мал: «Было бы луч­ше, если я ока­зал­ся про­стым мене­дже­ром по про­да­жам или, в край­нем слу­чае, без­ра­бот­ным инже­не­ром, тогда уж точ­но не влип в это дерь­мо!»

Вече­ром, про­ве­ряя элек­трон­ную почту, Комов обна­ру­жил посла­ние от сво­е­го близ­ко­го при­я­те­ля, кото­рый отклик­нул­ся на его прось­бу, про­смот­рел жур­нал запро­сов по пер­соне Гри­ши­на Сер­гея Миро­но­ви­ча в базе дан­ных ком­пе­тент­ных орга­нов и отпра­вил выпис­ку из него.

Все запро­сы лишь на пер­вый взгляд выгля­де­ли стран­ны­ми, но у каж­до­го из них навер­ня­ка име­лась своя логи­ка, кото­рую Комо­ву тре­бо­ва­лось понять. И он уже пред­по­ло­жил, что скры­тые ини­ци­а­то­ры этих двух запро­сов на сво­их уров­нях иерар­хии никак меж­ду собой не свя­за­ны, а вот цели, инте­ре­сы и осве­дом­лен­ность ини­ци­а­то­ров этих запро­сов были ему пока не ясны.

— Каж­дый охот­ник жела­ет знать, где сидит фазан, — Комов про­из­нес извест­ную с дет­ства фра­зу и поду­мал: «Кто фазан?!.. Гри­шин?.. Его теперь нет. Тогда, навер­ное, я, но это, похо­же, не все пони­ма­ют, а точ­нее не все в это верят. И моя зада­ча не совер­шать оши­бок, раз­ру­ша­ю­щих это неве­рие».

Комов заду­мал­ся, вспо­ми­ная про­шед­шие дни, пыта­ясь най­ти в сво­их дей­стви­ях хотя бы наме­ки на малей­шие ошиб­ки. Но по все­му выхо­ди­ло, что таких оши­бок он не совер­шил, и Комов немно­го пове­се­лел от это­го.

— Каж­дый охот­ник жела­ет знать, где спря­та­на флэш­ка, — фра­за, ска­зан­ная вслух, роди­лась у Комо­ва непро­из­воль­но. Она ему понра­ви­лась, осо­бен­но послед­няя ее часть и он уце­пил­ся за нее.

«Где спря­та­на флэш­ка? — повто­рил он про себя. — Кто-то не зна­ет, что она суще­ство­ва­ла, а кто-то дога­ды­ва­ет­ся или почти уве­рен, что она есть… Да, она суще­ство­ва­ла, но пер­вым, кто ее пря­тал, был Гри­шин!»

Похо­жие мыс­ли уже при­хо­ди­ли Комо­ву, но теперь, после сло­вес­но­го калам­бу­ра с фра­зой про охот­ни­ка, у него созре­ва­ла леген­да прав­до­по­доб­ной вер­сии.

«Часы, обру­чаль­ное коль­цо и пер­стень на левой руке, на нем фут­бол­ка и лет­ний спор­тив­ный костюм, на ногах туфли из вель­ве­та на тол­стой подош­ве из пори­стой рези­ны с застеж­ка­ми на липуч­ках… — Комов вспо­ми­нал свой рапорт и выстра­и­вал вер­сию. — В таких баш­ма­ках Гри­шин мог про­сто и надеж­но пря­тать флэш­ку с сек­рет­ной инфор­ма­ци­ей. А после посе­ще­ния мор­га, супру­га Гри­ши­на заби­ра­ет их и эле­мен­тар­но, без сожа­ле­ния, выбра­сы­ва­ет всё, кро­ме доро­гих ей пред­ме­тов… Допу­стим, в любой мусор­ный ящик на обрат­ном пути… А най­ти сей­час флэш­ку на город­ской свал­ке или ново­го вла­дель­ца этих баш­ма­ков в мил­ли­он­ном горо­де прак­ти­че­ски уже невоз­мож­но».

Вер­сия для этой исто­рии, поряд­ком ему надо­ев­ший, пока­за­лась Комо­ву доста­точ­но убе­ди­тель­ной, и он решил на ней оста­но­вить­ся.

«Сей­час глав­ное — надеж­но укрыть источ­ник инфор­ма­ции и не делать рез­ких дви­же­ний! — рас­суж­дал он. — Необ­хо­ди­ма пау­за, а вре­мя само под­ска­жет мне даль­ней­шие шаги».

Пау­зу Комов решил запол­нить изу­че­ни­ем, обна­ру­жен­но­го в ноут­бу­ке Гри­ши­на фай­ла с тек­ста­ми, похо­жи­ми на чьи-то вос­по­ми­на­ния, где глав­ным геро­ем высту­пал некий Евге­ний Зотов, по про­зви­щу Жека, и собы­тия раз­во­ра­чи­ва­лись в кон­це 60-х годов про­шло­го века.

Комов ско­пи­ро­вал файл на свой слу­жеб­ный ком­пью­тер и начал почи­ты­вать в мину­ты отды­ха.