Любовный роман. Читать онлайн истории о любви и судьбах людей

 11.

Радость встречи с родными прошла, а утром, оставшись дома один, Зотов загрустил от возникшего чувства одиночества, которое потихоньку закрадывалось в его душу. Чтоб поскорее вырваться из паутины неожиданной меланхолии, он позвонил Валерке, старому приятелю по школе, который жил неподалеку. Они договорились о встречи, а после этого Жека отправился на вокзал, чтоб купить билет на обратную дорогу.

С вокзала Жека возвращался пешком через пустынные в это время дворы и в одном из них столкнулся лицом к лицу с девушкой. Ей оказалась Лена, младшая сестра его друга Андрея Истомина, с которым они переписывались до самого лета.

Шел 1968 год и в социалистической Чехословакии происходили известные события. Андрей служил в группе советских войск в восточной Германии и в своем последнем письме намекнул ему, что по определенным обстоятельствам прерывает их переписку на некоторое время и просил не беспокоиться по этому поводу.

Зотов был готов к паузе в их переписке, поскольку осенью ему предстояло покинуть зону и сменить уже обжитой лагерный барак на условную свободу, и отбывать остаток срока на стройках народного хозяйства. Жека не знал только точного адреса своего будущего местонахождения. Он написал Андрею об этом и предложил поддерживать отношения, пока всё утрясется, через своих родных.

Ленка еще недавно нескладная, худенькая и голенастая девчонка превратилась с той поры в стройную, интересную девушку, которая стояла перед ним и застенчиво улыбалась.

— Привет, невеста! — произнес удивленный Зотов.

— Здравствуй, Женя, — всё еще смущаясь, проговорила Лена.

Зотов уже отвык от своего имени, поэтому оно прозвучало из ее уст для него не просто неожиданно, а даже чуточку нежно. Зотов сразу спросил ее о брате, так как ни сам, ни от своих родителей ничего о нем не знал с той поры, когда получил от Андрея последнее письмо.

Лицо Ленки сделалось грустным и, похоже, она была готова расплакаться. Лена отвернулась от него, поправляя платок, и тихо сказала:

— Он пропал…

— Как пропал?! — переспросил ничего не понимающий Зотов.

— Мы не получали от него писем больше трех месяцев. И папа написал начальнику их части, — сказала Лена, смахивая слезы. — А потом оттуда пришло письмо и в тот же день еще повестка из комитета…

— Что такое?.. Какой комитет?! — недоумевал Зотов.

— Государственной безопасности… есть такой в городе, — ответила Лена.

— Что с Андреем?.. Что случилось?! — заволновался Зотов, чувствуя неладное.

— Он самовольно покинул расположение части, — почти заученно произнесла Лена. — Он в розыске… Он пропал и его будет судить трибунал!

Опешивший Зотов и грустная Ленка замолчали одновременно, и хотя Зотов еще не знал всех подробностей происшедшего с его другом, но чутье подсказывало ему, что эта беда и беда большая.

— Да, очень жаль… — нарушив молчание, произнес Зотов с тоской в голосе. — Я думал, что один такой — выходит, нет… Андрюха в переплет еще похлеще попал!

— Мы об этом никому не говорим, — сказала Лена. — Пока ничего еще неясно!

Зотов промолчал, словно соглашаясь с ней, а затем заговорил о себе:

— А я в Неверов на несколько дней — родителей повидать… Вот билет обратный на поезд купил, — и чтоб предупредить ее возможный вопрос о том, каким образом он очутился на свободе, произнес скороговоркой. — Освободили условно и направили на стройки народного хозяйства. Попал в глухомань, работаю бетонщиком… Не сорвусь — в будущем году вернусь домой… Вот такие дела!

Ленка улыбнулась, ее карие глаза заблестели, и она сказала тихим голосом:

— Ты не срывайся, не срывайся — и всё… А мы вас с Андреем ждать будем.

Зотов лишь улыбнулся ей в ответ, а затем попрощался, осторожно пожав ее теплую, нежную ладошку и, проводив взглядом, пошел своей дорогой. Для себя он уже решил, что ни Валерке, ни кому другому рассказывать о том, что случилось с Андреем, не станет.

Разные мысли и чувства нахлынули на него, после этой встречи, но даже известие о том, что случилось с его лучшим другом, не заслонило для него самого главного — будущей встречи с Верой Капитоновой, ради которой он вырвался из далекой Найбы.