Реальный шухер про смерть Фантомаса и ЭЙЧМО

Весёлая у нас жизнь… Выбираем почти всё, кого и чего желаем: сосиски, книги, депутатов, а жизнь… а про реальную жизнь лучше не говорить — лучше про Фантомаса и ЭЙЧМО.

На неделе, в ленте культурных новостей, промелькнуло, не став сенсацией, сообщение о смерти за бугром одного нашего модного постмодерниста, по прозвищу Фантомас. Правда, вслед за этим, на той же ленте, появилось другое сообщение, не подтверждающее сей факт, от нашего доморощенного книжного монополиста ЭЙЧМО, пестующего длительное время этого самого модерниста, которого, по слухам, лет уж десять никто не видел на публике.

пелевин,фантомас,эксмо,смерть фантомаса

Я, как Иванов, Петров, Сидоров, захотел прочитать фрагмент его очередного шедевра, но вместо этого получил какой-то огрызок газетной статьи, больше похожей на розыгрыш озабоченной публики, которая нынче так любит шастать по грешной земле в намордниках виртуальной реальности. Поэтому решил в том же духе отреагировать на этот информационный вброс про не очевидную смерть реального Фантомаса-модерниста.

Наверное, кто-то решил «подогреть» таким образом интерес к последнему по счету творению, теряющего популярность постмодерниста, под маркой философской прозы, чтоб оно лучше, желательно со свистом, как пирожки, улетало с торговых лотков. Похоже, дела с «шедеврами» Фантомаса стали плохи, коль таким макаром их пропихивают любителям интеллектульно-эзотерической лапши.

…Жиды, масоны, бляди, педофилы, модели, маньяки, пришельцы, попаданцы, олигархи, братки, менты, банкиры, депутаты… опять жиды, масоны, фантомасы… Видимо, в ЭЙЧМО решили, что пришло время масонов… Ну, как же без них?!.. А коли они тут, у нас под боком, то как тут обойтись без таинственных смертей — без них тут никак нельзя!.. Вот, отсюда и весь этот шухер со смертью (надеюсь, туфтовой) нашего крутого Фантомаса.

P.S. В это воскресенье, в день выборов, Иванов (а может, я или кто-то другой) вышел из дома утром, после десяти, и направился в глубину квартала, где располагался зелёный рынок. Было не по-сентябрьски прохладно, и накрапывал дождичек, однако людей прогуливалось достаточно.

Выглядели они нормальными и погруженными в обычную жизнь с повседневными заботами. Намордников виртуальной реальности Иванов ни у кого не обнаружил, даже у встречных собак, которых выгуливали, не оказалось обычных намордников, видимо, из-за их воспитанности.

Выборного ажиотажа он нигде не заметил, хотя прошел мимо двух школ, где размещались избирательные участки. Зато на небольшом и аккуратном рынке было многолюдно. Иванов знал за чем шёл, поэтому быстро отоварился картошкой и чесноком.

На обратном пути из школьного (выборного) динамика до него доносились вслед бодрые детские голоса, распевающие песенку:

Мы дети солнца,
Мы дети солнца,
Мы дети двадцать первого века!

По дороге он заглянул в хлебную лавку. Там стояла немолодая женщина с девочкой, видимо, внучкой. Девочка подпрыгивала и кричала радостным голосом:
— Сушки!.. Сушки!.. Сушки!
Похоже, она желала, чтоб бабушка купила ей сушек.
Иванов весело произнес, обращаясь к девочке:
— А лепёшку из отрубей не желаешь?!
Девочка замолкла от непонимания и перестала прыгать.
— Да, я тоже их покупаю — они полезные, а еще хлеб — «Восемь злаков», — проговорила женщина, и спросила Иванова, посторонившись у прилавка. — Вы, уже выбрали?
— Да, — ответил Иванов и купил лепёшку с отрубями за 15 рублей.
Отходя от хлебной лавки, он довольно громко и без всякого злорадства в голосе сказал, обращаясь, наверное, больше к девочке, чем к ее бабушке:
— Ешь лепёшки с отрубями, а лучше — ржаные, чёрные сухари… Они еще полезней!

На выборы он не пошел. А кого выбирать — Иванова?.. Петрова?.. Сидорова?!
Он свой выбор сделал, поскольку был Ивановым, а самое главное — он уже давно осознал, как далеки от него все эти столичные и местные фантомасы в своем желание нацепить на всех намордники виртуальной реальности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *