При… «Обитель», Пе… «Смотритель», а хочется нового, но настоящего «Муму»!

"Смотритель" Пелевина,попса в постмодерне?

Появилась весть: новый двухтомный роман «Смотритель» Пелевина поступит в продажу в сентябре 2015 года.

«Обитель» уже была, сейчас «Смотритель» (хотя в духе времени лучше бы «Смотрящий»), но чего-то явно не хватает, видимо, «Создателя», хотя какой-то «Вычислитель» где-то вроде бы промелькнул…

Столичный писатель-модник, кутюрье современного российского постмодерна с крутой интеллектуальной фурнитурой и модными лейблами, на пороге своего очередного релиза с обязательной для такого события рекламной компанией. И, конечно, с какой-то загадкой-примочкой — сейчас она называется «кувырок мышления».

Боюсь, что если подобное не происходило бы на регулярной основе, то лет через пять его просто бы забыли, как и многих других. Однако сам автор, а еще, похоже, в большей степени столичные издательские монстры не дают этому реализоваться в действительности.

Когда-то мне показались странными, где-то процитированные слова самого Пелевина о том, «…что для него это (т.е. литература) не самое главное, ему важнее другое…» Что это другое расшифровано не было, но зато мне периодически и методично предлагают отведать очередной потенциально-интеллектуальный шедевр этого автора, уже 13-й по счету. Если он так честен и для него это не главное, то для кого эти шедевры?.. Шел бы тогда в конструктора со своим инженерным дипломом или в дворники — в Москве с ними большой напряг!

Ан нет, хочется слыть мудрым модником и учить всех жизни!

Первый раз я повстречался с модным столичным автором, когда натолкнулся на роман «Омон Ра». Клюнул на слово «Омон» — тогда оно звучало со всех сторон и было чуть ли не фоном нашей безликой жизни (для несведущих ОМОН — это отряд милиции особого назначения). А тут в придачу еще и загадочное «Ра»… Повеяло чем-то знакомым: Тур Хейердал, папирусная лодка «Ра» — начал добросовестно читать.

Проплыл почти сотню страниц — задумался… и прочитал еще полсотни, но уже в конце. Возникло устойчивое ощущение, будто человек с фамилией Пелевин  мне упорно  что-то навязывает и при этом, видимо, неплохо им просчитанное, хотя немного занудливо, несмотря на отдельные приметные и даже забавные фишки.

Тогда подумалось, парень косит под «русского Кафку» или наш доморощенный Джойс объявился… Читаешь и такое состояние, что кто-то хочет распахать мои мозги и засеять их чем-то своим: не то каким-то пластмассовым зерном, не то силикагелем, чтоб их совсем высушить… Славу, Богу, человек я уже в возрасте, мозги у меня распаханы, засеяны собственным жизненным «зерном» и опытом. Правда, место еще кое-какое осталось, но мне чужого, тем более силком, не надо!

Было у меня еще несколько подходов-попыток постижения модного московского литератора, но все они завершались аналогично и с таким же для меня результатом. Я, думаю, с головой у Пелевина, да и у меня, наверное, всё в порядке. Просто в его книгах я не заметил души, а такие книги уже не для меня… Но надо признать, что на современном российском книжном рынке прочно обосновался автор, который профессионально в нем ориентируется, держит «нос по ветру», при этом очень умело навязывает себя определенной категории читателей-покупателей.

Для меня, дилетанта, творческий метод автора прост и понятен. Надо грамотно подготовить фэнтезийно-эзотерический раствор, погрузить туда  персонажей (иногда даже узнаваемых), фарнитуру, лейблы и фишки из реальной жизни, и всё это там анимировать.  Анимировать-то можно, а вот одушевить — никогда!.. Поэтому получается какой-то странный жанр — этакий прозаический хентай аля Пелевин.

Первое время, чтоб как-то оживить этот хентай, Пелевин, правда, уже в безопасную пору обличал советскую эпоху, прошёлся по постсоветскому периоду, но эти темы, похоже, выработаны и мало кого сейчас волнуют. Обличать существующую систему и наше время пока не рекомендуется, поскольку сам автор и его творения —  продукты именно этой системы и из этого времени… Но если осторожно, то можно —  ведь пелевинский хентай — это  все-таки фэнтезийно-эзотерическое «муму», а не суровой соцреализм.

Сейчас книга — товар, неважно, деловая она или художественная. Надо стать попсой, тогда тебя будут покупать, а читать — это уже не так важно… Пелевин — это уже попса, пусть другая, чем прочая литературная, но всё равно попса.

Его читатели — это, в основном, молодые люди с еще «нераспаханными мозгами», не тупые и не ленивые, с определенными амбициями, клюющие на рекламу, следящие за модой и разными фишками. А это, надо признать, значительная часть потребителей книжного рынка.

Молодые любят фэнтези… Фарнитура, лейблы и фишки из реальной жизни вперемешку с фэнтези привлекают, затягивают их в пелевинский хентай, а эзотерический флёр придает ему многозначительность и таинственность.

Лично для меня, что «Чапаев и Пустота», что «Пелевин и Пустота» — материи одного свойства и порядка. Конечно, кодировать эту самую пустоту автору становится всё трудней: надо постоянно обновлять фарнитуру, искать и нашивать яркие лейблы, наносить на ткань не только старые, уже знакомые читателю узоры-фишки, но еще находить новые, приметные молодому взору в пределах МКАД и МО. А эти фишки (таковы реалии нашей жизни!) плодятся, как клоны, в других российских мегаполисах и городах, где сосредоточена основанная аудитория автора. Вот здесь все интересы и сходятся!

Почти каждое новое творение Пелевина, еще до публикации, кто-то  заранее и услужливо объявляет шедевром — и к этому пора уже привыкнуть. Ведь у нас в жизни всё и везде именно так… В объявлениях пишут, что горячую воду отключат пятого числа, но обязательно отключат на день раньше, а включат уже на день позже — мелочь, но кому-то очень приятная!

Не сомневаюсь, что если Пелевин  не получит в этом году «большого литературного слона» за свой очередной потенциально-интеллектуальный шедевр, то уж на следующий год это произойдет обязательно. Таков закон рынка: попсу иногда надо «подогревать», чтоб их «горячие пирожки» шли нарасхват, со свистом.

Оглядываешься, а вокруг, то При… «Обитель», то Пе… «Смотритель», а хочется нового, но настоящего «Муму»!

P.S. Интернет «прожужжал» еще про одного мастера фэнтезийно-эзотерического и слегка эротического «муму», но уже не от электропривода, а от нефтяной и газовой промышленности. У него, оказывается, юбилей!.. Он постарше своего именитого однополчанина, поэтому всё никак не может отойти в своих опусах от советской эпохи. Лично я-то уверен, что этот «мумувед» на собственной шкуре ее, по-настоящему, так и не испытал… Но всё еще продолжает эксплуатировать эту тему, как свою «творческую скважину», переключаясь иногда на живопись… В ту самую советскую эпоху навыки живописи ему дала бесплатная, но «…элитная изостудия при ГМИИ имени Пушкина», и благодаря которым он неплохо «кормился», пока не стал «классиком» современной русской прозы.

Я специально поставил кавычки — дело в том, что в белокаменной очень горячие головы от культуры объявили этих мастеров фэнтезийно-эзотерического жанра классиками современной русской литературы. А недавно даже пытались включить их «нетленные творения» в школьные программы для чтения-изучения.

Иные, столичные, чересчур шумливые «чудаки» смекнули ситуацию и уже выстроились в очередь на «классиков»… Видимо, прав был один Гаврила, когда сказал: «А графоманов надо отлавливать и кастрировать, как педофилов, желательно еще в раннем возрасте. Тогда, глядишь, у нас появятся новые Пушкины и Чеховы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *