Власть… ненаглядная

ВластьВласть любить нельзя, хотя возможно, но опасно… Когда такое всё-таки случается, то что-то тут не то: с самой властью (системой) и с ее обожателями. Кровавая история тому доказательство…

Оптимально: власть надо уважать… и боятся, если вы не в ладах с законом. В России к законам относятся очень своеобразно, но при этом любят эпитеты… У нас был красный террор, сталинский режим, хрущевская оттепель, брежневский застой, лихие 90-е, теперь путинская Россия и много чего другого… Очень удобная позиция — всегда можно спрятаться за подходящий эпитет, как за скалу, особенно, во время и после бури, мол, меня стихия просто застигла; да, я уцелел, но лично я здесь не при чем!

На днях прочитал в сети про «заповедь либерального интеллигента». Интеллигент — слово и понятие российское, и заповедь эта, видимо, для нас, вернее, для доморощенных либералов, которых у нас злые языки переиначили в либерастов. Так вот, там один интеллигентный человек, который не любит одного модного столичного постмодерниста, нашел-таки у него слова, заслуживающие цитирования, и назвал их «заповедью либерального интеллигента».

Звучит это так: «Никогда не вини себя в том, в чем можно обвинить систему». Получилось, как говорят, не в бровь, а прямо в глаз! По-моему, эта цитата — краеугольный камень мировоззрения многих «демократов» эпохи перестройки, критиковавших тогда брежневский застой, и наших новых «либералов», которым не нравится путинская Россия. И неважно, где эти критики пока проживают: в самой России или уже перебрались за бугор.

Даже там одна, видимо, очень либеральная особа, некая Ребекка Стронг — автор очередного опуса о путинской России, скорее всего из целей самопиара договорилась до того, что «…жива только благодаря псевдониму».

События в романе, который я написала, происходят в России, в нем я высмеиваю олигархов и в карикатурном виде изображаю представителей высших слоев российского общества. А, да, название романа — «Кто такой мистер Путин?» (Who is Mr. Plutin?). Мне не было нужды нагнетать паранойю. В российской истории — особенно в современной — есть масса примеров того, как люди, разозлившие власть имущих, внезапно умирали от загадочных болезней.Ребекка Стронг

Нет смысла комментировать эти слова — куй бабло, пока горячо!.. Сейчас можно с выгодой  написать любое фэнтези, теперь даже политическое, умело вкрапив в него реальных олигархов, политиков, попсу и т.п., не навлекая при этом на себя правосудие. Поэтому этим словам — грош цена.

Я не люблю власть и не спешу ее особо уважать — пока не за что… Происходит это потому, что за свою жизнь уже наслышался много лозунгов и красивых слов про коммунизм, про развитый социализм, про демократизацию и общечеловеческие ценности, рыночные реформы… И могу, как и многие, поставить сегодня знак равенства между лозунгом про коммунизм и пока еще пустыми обещаниями про социальное государство. Наши «либералы», как и прежние «демократы» — конкретные люди. Но их либерализм какой-то абстрактный, отвлечённый какой-то и, в основном, лично на себя.

А время идёт… Пришли и удачно растворились во власти и бизнесе демократы-дерьмократы, за ними появились «несчастные и гонимые» либералы-либерасты… Что дальше и кто следующий?!

Сегодня дата смерти А.И.Солженицина — большого русского, советского писателя. Он не был ни демократом, ни либералом… Он был просто настоящим гражданином своей страны. И даже если бы после него осталась всего лишь небольшая повесть «Один день Ивана Денисовича», то свой гражданский и человеческий долг он выполнил бы с честью.

Впервые произведения Солженицына были опубликованы в 1962 году в журнале «Новый мир» — это был рассказ «Один день Ивана Денисовича». Публикация получила много откликов читателей, в ответ на которые Солженицын принялся за «Архипелаг ГУЛАГ». Рассказ получил в 1964 году Ленинскую премию.© Calend.ru

Читаешь подобное «открытие» в биографии Солженицына и только удивляешься. Простим за оговорку про «рассказ»: «Один день Ивана Денисовича» всё-таки повесть, но Александр Исаевич никогда не получал Ленинскую премию ни за какие свои произведения. Это я к тому, как у нас легко обращаются с людьми, с фактами и с историей, вообще, многие СМИ и разные авторы с «необъятным творческим зудом».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *