«Анна Каренина» — вечное «мыло» с брендом Толстого

Толстой

Всё знают что Л.Н.Толстой — великий русский писатель и мыслитель, но он прежде всего человек.

Маленький человек — маленькая загадка, большой человек — большая загадка, великий человек, каким был Лев Николаевич, это уже не просто загадка, а тайна. Уход Толстого в 1910 году из Ясной Поляны и его смерть — это как раз и есть тайна писателя, разгадать которую нам не помогут даже воспоминания и мемуары людей из его ближнего круга. Они субъективны, а сейчас, спустя время, навеяны мифами и всевозможными догадками современников писателя, исследователями его жизни и творчества, которые уже никогда не приблизят нас к истинным мотивам этого поступка Толстого, к тайнам его души.

А вот трактовать и оценивать его творчество может любой читатель… Еще не позабыта, не потускнела наша последняя постсоветская экранизация С.Соловьева романа «Анна Каренина», а уже объявлено, что к экранизации романа Толстого приступил уже другой, не менее именитый наш российский режиссер.Толстой "Анна Каренина"Это еще одно, возможно, лишнее подтверждение того, что роман Толстого «Анна Каренина» — самое значительное творение мастера в жанре литературного «мыла» конца 19 века. Оно почти полторы сотни лет привлекает к себе не только простых читателей, но и разных художников-интерпретаторов, для которых роман писателя — прекрасная литературная основа с вечным сюжетом и еще плюс раскрученный бренд.

Толстой "Анна Каренина"Всё замечательно у Толстого лично для меня: в большом, объёмном романе нет ничего лишнего, нет длиннот с претензиями, говорит писатель с читателем на равных, нигде ни лукавит, не морочит ему голову… Только образ главной героини — на 100% фэнтези Льва Николаевича, поскольку не было вокруг него и во всей самодержавной России такой женщины из высшего света, которая бросилась по схожим причинам под колеса поезда… Прототипа нет… И не было до самой смерти автора романа — не дождался Лев Николаевич, хотя под колеса поездов в царской России в эпоху паровой тяги бросались многие женщины, но всё ни те…

Толстой "Анна Каренина"Л.Н.Толстой, как мы знаем, был не только моралистом, но еще писателем-реалистом, для которого правда жизни должна быть дороже творческого зуда… Но не удержался Лев Николаевич и «согрешил», и в итоге читатели многих поколений получили первоклассное «мыло», которое до сих пор никак не может «измылится», привлекая к себе постоянный, пусть и ослабевающий интерес — настали другие времена — другая тяга!

А если бы не «согрешил», то, боюсь, судьба у романа была бы иная. Зато всевозможные интерпретаторы этого романа в кино, на сцене и тем более в комиксах, могут со временем превратить этот, пусть, отчасти, лживый, но все-таки замечательный роман, как первоклассно сваренное Львом Николаевичем «мыло» 19 века, в самый обыкновенный «обмылок» наших времен.

Снимаются новые фильмы по роману, появляются новые Анны, но истина всегда одна… Но есть ведь в нашей жизни место «детскому мылу» в прямом и переносном смысле, и, наверное, классика тоже превращается со временем в «классическое мыло» во всех смыслах.

Поезжайте в Бологое, посмотрите на стены тамошнего вокзала, может, где увидите памятную табличку с надписью: «Здесь госпожа Н. — аристократка, представительница высшего света российской империи бросилась под поезд, став прообразом главной героини бессмертного романа великого русского писателя Л.Н.Толстого».

Я там был — не заметил, может, вам повезет больше, и вы встретите аналогичную табличку на других вокзалах или, например, на Байкало-Амурской магистрали… Хотя, маловероятно, господа из высшего света в те времена ездили, в основном, между Москвой и Петербургом (тут Толстой был реалистом)… Ну еще «по европам» разъезжали — тогда изучайте таблички в Европе.

А я все-таки прислушаюсь к другим рассказам про автора «Анны Карениной». Говорят, что Л.Н.Толстой очень любил, высоко ценил и часто читал вслух «Душечку» А.П.Чехова. И ему даже приписывают слова, что он, мол, отдал бы за коротенькую «Душечку» Чехова свою двухтомную «Анну Каренину».

Так может в этой приписываемой ему фразе и кроется истинное отношение автора к своему роману, и ни эта ли та самая ниточка, которая ведет к тайнам души великого реалиста 19 века.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *