Беларусь, батька Лукашенко, мадам Тихановская и цветные революции

Поделитесь ссылкой в соцсетях — поддержите автора!

Это, как оказалось потом, была моя последняя командировка в союзную республику еще существовавшего СССР, который уже стремительно деградировал по всем направлениям. Наступила ранняя весна 1991 года: где-то в конце февраля или начале марта.

Завершив дела в Ленинграде, мы, кроме одного нашего коллеги, отправились дальше с Варшавского вокзала в Белоруссию. Запомнилась остановка ранним утром в Вильнюсе, где мы вышли перекурить, а вскоре добрались и до западных границ нашего советского государства, и сошли с поезда в городе Гродно.

Это мой старший брат, видимо, следуя русской пословице «Где родился, там и пригодился…», в ранней юности считал себя полушутя-полусерьёзно белорусом, потому что родился в послевоенном белорусском городке Кобрине, хотя прожил там после рождения младенцем лишь несколько месяцев, а затем так и ни разу больше не бывал. Меня же, как и многих граждан СССР, национальный вопрос долгое время никак не волновал. После получения первого паспорта с графой «национальность» я относился к нему спокойно и, наверное, даже несколько равнодушно.

Место нашего пребывания после Гродно находилось на дороге между городками Лида и Новогрудок. Ночевали мы в каком-то заводском полупустом профилактории в живописном лесном массиве. Соседями по нему у нас были какие-то мужики европейской внешности, очень прилично говорящие по-русски без какого-либо акцента. Они были подшафе и в уютном холле затеяли с нами разговор за жизнь. Эти мужики всё хаяли, не выбирая выражений, и говорили, что коммуняк надо резать. От новых знакомых, кроме перегара, тащило самым кондовым национализмом, на котором нетрудно было заметить «коричневый» оттенок. Я довольно резко осадил наших собеседников, остудив их разудалый пыл, и они, обиженно заткнувшись, вскоре ушли восвояси.

В отличие от своих попутчиков-сослуживцев, я в этих местах был впервые, но в моей памяти почему-то отложилось, похоже, неумное и пошловатое высказывание одного моего знакомого про эти края, как про страну трёх «б»: блох, блядей и болот. Ничего подобного на самом деле вокруг не существовало, зато слова моего сослуживца (во время тогдашнего тотального дефицита и нехватки элементарных товаров в стране) о том, что от голода и дефицита белорусы умрут в СССР последними, прозвучали для меня убедительно. Это на обратном пути через Минск, когда проезжая Новогрудок, мы задержались возле католического храма, он поведал мне, что в нём были замучены фашистами польские монашки во времена второй мировой. И еще сказал, что в этом городке родился великий польский поэт Адам Мицкевич — друг нашего великого А.С.Пушкина, а в самом храме когда-то венчались польские короли… Всё это История. И мой брат уже никогда не вернётся в Кобрин, потому что он уже умер, и нет уже в живых тех моих сослуживцев, что оказались со мной в той командировки… И уже разобрали все железнодорожные рельсы на перегоне Вильнюс-Гродно… А это и есть настоящая История.

беларусь и тихановская

Когда я смотрю на эти фотографии из государства с названием Беларусь, то эта девчушка со странным флагом неизвестной страны и ценником своих услуг в долларах США чем-то напоминает мне мадам Тихановскую в молодости. А эти одураченные ребята с плакатом в руках, что родились после развала СССР в независимой Беларуси, чем-то напоминают мне своих одураченных сверстников из соседнего государства, уже «европеизированного» коллективным Западом.

Все мы (в той или иной степени) профукали не только СССР (как завоевание цивилизации), а затем в статусе РФ также бездарно разбазарили наше славянское братство с украинцами и белорусами, наиболее нам близкими по языку и менталитету. Так чего мы ждем от других народов, населяющих сейчас территорию бывшей советской империи?.. Они же не слепые и не глухие, и при этом их усиленно «охмуряют» теперь не советские пропагандисты, а объединенный Запад с его сомнительными ценностями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *