Читайте и перечитывайте классику

Прочитал в одном «толстяке», которой кто-то еще по инерции считает ВДЛХ (выставкой достижений литературного хозяйства), современный рассказ московского журналюги-удошника, побывавшего в «творческой командировке» в местах не столь отдаленных. «Толстяк» мне знаком с той поры, когда его нынешний редактор в пионерах ходил. В памяти еще многое сохранилось – есть, что с чем сравнивать. Но не буду пинать «толстяков» — жизнь у них сегодня несладкая, правда, ВДЛХ им хочется казаться и сейчас. Впрочем, казаться никому не запретишь. А вот рассказ про «зону наказания» откровенно разочаровал. На восемь страниц текста двадцать одна авторская ссылка на «полуфеню». Тема, прямо скажем, нынче не в почете, уже вдоль и поперек перепаханная. Чтобы в ней «нарыть» что-то не только новое, но еще и настоящее — задача очень сложная. Автор рассказа не отметился ее решением. И, похоже, для него одной «творческой командировки» оказалось маловато. Чтоб понять суть «зоны наказания», наверное, необязательно ее изучать на себе от «общака» до «крытки» да еще без УДО.

Я был знаком с одним апологетом зоны, который намеренно проделал этот путь, но, к сожалению, такие ухари в писаки не рвутся, поэтому не радуют нас рассказами и романами о настоящем. Из таких лично мне запомнился лишь Ахто Леви со своими «Записками серого волка».

Автор же этого рассказа называет зону «черным зверем, лежащим на боку». И кроме этой метафоры, облизанной автором со всех сторон, пожалуй, нового в нем ничего больше нет. И даже с обилием сносок на блатной жаргон рассказ на настоящее никак не тянет. В общем, выражаясь по теме, размалеванная туфта без жизни, без настоящего, но со всеми атрибутами «мифического реализма». Такого добра, созданного по этому творческому методу, хватает. И таким добром нынче кому-то морочат головы.

Зона — не зверь, тем более лежащий на боку. Это двуногий, прямоходящий и он стоит перед вечным выбором: стать человеком или зверем. И этот выбор перед каждым, и почти всегда — неважно, кто он и где сейчас находится. Подняться выше «мифического реализма» автор рассказа не смог, как, видимо, и другой его сосед из этого же «толстяка», однако уже из иной зоны — «зона затопления». Но это уже другая история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *